Инвестбанкир предсказал эпоху «денег с вертолета» для всех

Фото: Burhan Ozbilici / AP

Замедление мировой экономики может привести власти развитых стран к таким беспрецедентным мерам денежно-кредитной политики, как единоразовая выплата всем гражданам фиксированных сумм, чтобы стимулировать потребительский спрос. Такое мнение высказал директор по управлению инвестициями швейцарского банка Julius Baer Ив Бонзон в прогнозе о долгосрочных тенденциях на 2020–2029 годы (РБК ознакомился с документом).

Бонзон констатирует, что денежно-кредитная политика достигла своих пределов, поскольку центробанки развитых стран за уходящее десятилетие уже дошли до политики нулевых ставок, а также программ «количественного смягчения» (QE), направляя ликвидность в финансовый сектор.

Первостепенной задачей в развитом мире становится стимулирование роста номинального ВВП. По мнению экономиста, для ее решения могут применяться неочевидные способы: бюджетно-налоговое стимулирование должно быть объединено с монетарным стимулированием, например посредством вливания ликвидности напрямую в домохозяйства вместо косвенных вливаний через финансовую систему.

«Это может принять пока что не имевшую прецедента форму отрицательного налогообложения, что будет способствовать перераспределению покупательной способности к группам с наименьшим доходом», — пояснил автор прогноза. Он проводит параллели с концепцией «вертолетных денег» в денежно-кредитной политике.

Реклама на РБК www.adv.rbc.ru

История концепта

Термин «вертолетные деньги» восходит к лауреату Нобелевской премии по экономике, основоположнику теории монетаризма Милтону Фридману. В 1969 году в работе «Оптимальное количество денег» он привел гипотетический пример стимулирования спроса путем разбрасывания денежных купюр с вертолета. Идея заключается в том, что прямые трансферы домохозяйствам являются самым простым способом увеличить инфляцию до целевых показателей и стимулировать экономическую активность: заметив увеличение количества денег в обращении, люди начнут тратить свободнее.

В 2000-х годах интерес к концепции «вертолетных денег» возродил бывший глава ФРС США Бен Бернанке: рассуждая о гипотетических способах борьбы с дефляцией, он предположил экстремальную тактику — широкое сокращение налогов, финансируемое созданием новых денег со стороны центробанка.

Субсидия для всех

Под отрицательным налогообложением подразумевается политика регулятора, при которой каждый взрослый гражданин получит одноразовую налоговую субсидию фиксированного размера, профинансированную центральным банком, пояснил РБК Бонзон. Все граждане независимо от уровня доходов или состояния получат равные суммы.

Речь не идет о безусловном базовом доходе — другой теоретической концепции, когда всем гражданам регулярно выплачиваются фиксированные суммы вне зависимости от уровня дохода, подчеркивает Бонзон. Отрицательное налогообложение будет разовым инструментом. Эта мера может быть адаптирована к потребностям делового цикла и использована для стимулирования роста экономики. Центральный банк будет определять размер выплат в зависимости от инфляции, размера ВВП, доли накопленных частным сектором сбережений и других факторов.

«Отрицательный налог использует как бюджетно-налоговый, так и денежно-кредитный механизмы регулирования. А безусловный базовый доход является бюджетно-налоговой, не привязанной к деловому циклу мерой и не может быть с легкостью адаптирован под потребности экономики», — пояснил Бонзон.

По его словам, для более состоятельных домохозяйств такая единоразовая выплата будет означать снижение налогов и будет менее стимулирующим фактором, чем для семей со средними доходами. Менее состоятельные домохозяйства используют большую часть располагаемого дохода и таким образом получат дополнительную наличность, которую смогут потратить, не прибегая к кредитам.

Бонзон предполагает, что с учетом развития блокчейн-технологий и возможности введения электронных валют центробанки смогут напрямую перечислять средства гражданам на их счета. В таком случае регулятор технологически сможет устанавливать временные ограничения на действие таких одноразовых выплат: деньги должны быть потрачены в течение определенного времени, в противном случае эта сумма сгорает.

В 2016 году о приближении эры «вертолетных денег» говорил американский миллиардер, основатель и управляющий хедж-фонда Bridgewater Рэй Далио. По его мнению, такие меры монетарной политики, как снижение ключевой ставки, количественные смягчения и негативные процентные ставки исчерпали себя и для стимулирования экономики центробанкам придется напрямую финансировать госрасходы с помощью электронных денег и направлять деньги непосредственно домохозяйствам.

Меры исчерпаны

Для стимулирования экономики центробанки развитых стран снижают ключевые ставки практически до нуля или даже уходят в отрицательные значения. Например, с 2016 года отрицательная ставка действует у Банка Японии — минус 0,1%, у Европейского ЦБ с этого же года тоже нулевая ставка, а с конца 2008 года по конец 2015 года нулевые ставки держала и ФРС США (0–0,25%).

Следующим шагом становятся программы количественного смягчения, которые сравнивают с печатанием денег. Их принцип заключается в том, что новые деньги, создаваемые центробанками, направляются в финансовую систему — либо через покупку у банков активов, либо через операции кредитования. Предполагается, что банки должны конвертировать эти деньги в кредиты реальному сектору и населению.

Однако, поскольку деньги направляются в банковский сектор, а не напрямую нуждающимся, стимулирования экономики часто не происходит. Банки далеко не всегда делают кредиты доступнее людям и бизнесу, так как им выгоднее держать средства на депозитах, например, в том же центробанке.

Меры стимулирования монетарной политики в большинстве развитых стран фактически исчерпаны, подтверждает главный аналитик «Ренессанс Капитала» по России и СНГ Софья Донец. Однако это не новая реальность, а ситуация, которая преобладает с начала мирового финансового кризиса 2008 года. Как показывает многолетний опыт Японии, эта реальность может быть устойчивой.

Теоретически все возможно

Такие меры, которые условно можно обозначить как «списание долгов», не решают проблему разворота кредитного цикла, утверждает Донец. «Если экономика накопила значительную сумму долга, но не разгрузилась, то запустить кредиты не представляется возможным даже с помощью экстравагантных мер. Если списать долги хорошим заемщикам, это никак не изменит ситуацию. Хорошие заемщики и так могли бы выплатить свои долги, и они не будут после этого набирать последующие кредиты», — сказала она РБК.

Прецедентов прямой раздачи денег домохозяйствам не было, разве что во времена Парижской коммуны, утверждает директор Банковского института ВШЭ Василий Солодков. В целом «раздача денег с вертолета» — нездоровый процесс. По его мнению, пределов для количественных смягчений нет: «Если государство скупает какие-то ценные бумаги, то оно увеличивает массу денег в обращении, что и требуется». Однако важно учитывать, куда идут потом эти деньги. «Итогом количественных смягчений, которые велись с 2008 года, стало то, что деньги пошли на фондовый рынок. Фондовый рынок за эти годы вырос, но это не отражает реально происходящее в экономике», — отметил Солодков.

Для роста экономики нужно, чтобы деньги направлялись в реальный сектор, с этой точки зрения прямая раздача теоретически может иметь под собой основу, полагает эксперт. Однако в этом случае важно обозначить, на что могут быть потрачены средства. «Если нашим домохозяйствам раздавать, они потратят на доллары», — предупреждает Солодков.

Разговоры о новых нестандартных мерах монетарной политики связаны с тем, что методы, использовавшиеся в последнее десятилетие, себя исчерпали, а их эффективность остается под вопросом: QE привело скорее к инфляции в финансовых активах, поскольку ликвидность шла на фондовый рынок, а опыт с отрицательными ставками не может быть признан удачным. Поэтому, например, ЦБ Швеции только что прекратил эту политику, подняв ставку до нуля, поделилась с РБК главный экономист банка Nordea в России Татьяна Евдокимова. Возможно, сейчас прямые денежные трансферты домохозяйствам со стороны центробанков и кажутся фантастикой, но на самом деле такая форма стимулирования вполне может стать реальностью: схожим образом, как нечто сугубо теоретическое, воспринимались накануне финансового кризиса 2008 года идеи количественного смягчения и отрицательных ставок, напоминает она.

Биполярный мир и место России в нем

Julius Baer также прогнозирует, что в 2020–2029 годах основными игроками на мировой экономической сцене станут Китай и США, которые, в частности, активно инвестируют в технологии и биотехнологии. Стратегическая конфронтация между Пекином и Вашингтоном приведет к формированию нового биполярного мироустройства, говорится в обзоре.

Биполярная система (Советский союз — США) существовала после Второй мировой войны до начала 1990-х и закончилась с распадом СССР. Во время президентства Барака Обамы в США американская администрация продвигала идею G2 («большой двойки») — неформального дуумвирата США и Китая в целях совместного глобального управления. Но власти Китая заявили, что пока не готовы к таким неформальным объединениям.

«Россия с учетом демографической ситуации, зависимости от нефти и газа, а также отсутствия структурных реформ вряд ли станет лидером экономического цикла», — предупредил Бонзон РБК. Тем не менее в новом биполярном мире с центрами в Китае и США Россия выиграет от роста экономики Китая и ее отвязки от американоцентричной системы, полагает он.

Сейчас Россия фундаментально принадлежит к американской технологической платформе, отмечалось в докладе РСПП и Российско-американского совета делового сотрудничества в марте 2019 года. «Россия в силу естественных цивилизационных факторов принадлежит к американской технологической платформе, и некоторые эксперты считают, что ее полный переход на альтернативную платформу, китайскую, является дорогостоящим и, вероятно, нежелательным», — сделали вывод авторы.

Подпишитесь на рассылку РБК.
Рассказываем о главных событиях и объясняем, что они значат.

Авторы:
Анна Гальчева, Иван Ткачёв

Источник