Наш нравственный выбор. Почему так важен День Конституции?

Пятое декабря, седьмое октября, двенадцатое декабря… Далеко не каждый сегодня уловит то общее, что связывает эти даты.

Наш нравственный выбор. Почему так важен День Конституции?

А между тем в новейшей истории России все они значатся как Дни Конституции. Три варианта Основного закона страны были приняты в эти дни в разные годы. Соответственно даты эти имели статус праздничных и отмечались с известным размахом. Были даже объявлены выходными.

По крайней мере, первые два из приведенных выше дней. Речь о «сталинской» Конституции, принятой 5 декабря 1936 года, и «брежневской», начавшей работать 7 октября 1977 года, Третья – ныне действующая Конституция, принятая 30 лет назад на референдуме 12 декабря 1993 года, свой «выходной» статус со временем потеряла. Что, на мой взгляд, зря. Хотя 12 декабря и остался номинально праздничным днем, но было даже время, когда действующую Конституцию больше было принято ругать, нежели хвалить.

И, в общем-то, напрасно. В природе едва ли существуют идеальные законы. Пытаться создать такие ничуть, наверное, не легче, чем сработать вечный двигатель. А действующий Основной закон при всех своих несовершенствах выполнил свою основную историческую задачу. Положил конец третьей российской смуте, отодвинул страну от пропасти гражданской войны и стал одной из основ, позволившей уберечь Россию от распада.

Есть все основания утверждать, что голосуя 30 лет назад на декабрьском референдуме 1993 года за проект новой российской Конституции, люди чувствовали все значение своего выбора. Выбора нравственного и выбора добровольного. Да, еще долгих семь с лишним лет, если не больше, нам пришлось прожить в атмосфере потрясений, потерь, лишений и разочарований «святых» 90-х. Но готов утверждать: эти 90-е никогда бы не кончились, не появись в новой России 30 лет назад Конституция. Без преувеличения: эта Конституция была страной и ее народом выстрадана.

Впрочем, как и все остальные ипостаси Основного закона, существовавшие в истории нашего Отечества. В Конституции Россия нуждалась давно. Другое дело, что  состояние общества долго не отвечало такой потребности. А когда все сложилось, и появилась у России Конституция (если кто не помнит, то случилось это еще в октябре 1905 года), то изумлению «цивилизованного мира» не было предела. И не в силах справиться со своим раздраженным изумлением там не нашли ничего лучше, как ставить России на вид излишнюю, на западный взгляд, «приверженность конституционализму». В таком «грехе» упрекали и сталинский СССР, и  брежневское общенародное государство. Упрекают и новую Россию: мол, вы хоть и следуете букве Конституции, но все равно автократы.

Поминают это и сегодня. Где с ехидным смешком, а где и с плохо скрытой злостью. Это когда там приходится как-то объяснять собственное насилие над правом. И тогда насилие это объявляется торжеством и вершиной демократии. В полном соответствии с заветами товарища Оруэлла. А право подменяется неким сводом правил, которых никто в глаза не видел и которые меняются как узоры в калейдоскопе – в зависимости от складывающейся конъюнктуры.

Собственно, такой свод изменчивых правил представляют и конституции целого ряда  наших светочей демократии. Доброй старой Англии, к примеру. В свое время немало подивился тому факту, что  в кичащейся незыблемостью своих устоев Британии других основополагающих норм, кроме неких традиций, по существу, и нет. В старом, изданном лет 90 назад сборнике «Конституции буржуазных стран» так и сказано: конституция Британской империи представляет собой собрание писаных и неписаных законов, прецедентов и даже… обычаев. За несколько веков британской государственности пухлый фолиант образовался…

Теперь отчасти понятно, почему на впавшей не без влияния «англичанки» в прелесть «западенства» Украине появляется вдруг в конституции такой достаточно экзотический для основного закона страны пункт, как фиксация стремления в НАТО. Ну, стремишься и стремись – только зачем это стремление превращать во вселенское правило?  Этак можно и пресловутые «кружевные трусики» в основной закон включить…Конституция – это все-таки не тот документ, куда каждую хотелку записать можно.

Оттого  в России весьма осторожно подходили и подходят даже к вопросам технической правки текста Конституции. А те правки, что за 30 лет действия Основного закона страны туда были внесены, носили действительно основополагающее и стратегическое значение. В чем легко убедиться, видя, как обновленные в 2020 году конституционные нормы эффективно работают сегодня.

Нам говорят, что конструкция ныне действующей российской Конституции во многом позаимствована у американской, считающейся старейшей из всех современных конституций. Порой не без упрека об этом напоминают. Но кто сказал, что эффективный правовой опыт не следует брать на вооружение? Только стоит, наверное, присмотреться к тому, как реализуется ряд прекрасных правовых норм, заложенных 200 лет назад отцами-основателями США.

Взять те же положения, образующие понятие презумпции невиновности. Да, граждане вправе не свидетельствовать против себя. Но в то же время правоприменительная практика американской полиции построена на… признаниях подозреваемого. О чем ростовским журналистам поведали  сами штатовские правоохранители на одной из встреч в пору, когда такие встречи еще были возможны. Признание, выходит, по-прежнему остается в США «царицей доказательств». Примите, короче говоря, американский привет от товарища Вышинского…

А те  «охоты на ведьм», которые регулярно сотрясают общественно-политическую жизнь Штатов? А потрясающая в своей обнаженности и архаичная до бесстыдства процедура американских выборов? Не многовато ли для одного отдельно взятого оплота демократии?

Ну, да бог с ними, с нашими экс-партнерами с их странноватыми понятиями о демократии и праве. В отличие от них, мы своих оппонентов переделывать не собираемся. Это задача Истории. А та, как известно, уроков не задает, никого ничему не учит и учить не собирается. Лишь спрашивает с каждого по-полной.

Пока мы ее суровый экзамен выдерживаем. Сумели, значит, подготовиться, создав за 30 лет жизнеспособное государство и сплоченное гражданское общество.