«Тем, кто меня найдет…» В освобожденной Марьинке российские солдаты прочитали последнюю просьбу бойца из Батайска

Роман Рудаков просил позаботиться о его близких. Эту свою просьбу он оставил на кирпичной кладке в подвале одного из домов, где минувшим летом отбивалась от наседавших бандеровцев окруженная ими штурмовая группа российских бойцов:

«Тем, кто меня найдет…» В освобожденной Марьинке российские солдаты прочитали последнюю просьбу бойца из Батайска

«Кто меня найдет, позаботьтесь о моей матери, сестре и брате. Рудаков Роман Александрович. Город Батайск»…

Тут же лежали тела девяти погибших солдат. Они уже отправлены на ДНК-экспертизу. А тем временем удалось установить, что бойцов этой штурмовой группы считали пропавшими без вести еще с июля. Тогда подразделение 103-го полка 150-й мотострелковой дивизии , где служил Роман Рудаков, попало в засаду, было окружено, и всякая связь с ним прервалась. И вот теперь стало очевидно, как героически сражались бойцы, предпочтя смерть в бою плену.

Когда несколько дней назад все это стало известно, почему-то сразу подумалось: в разряде местных этой новости пребывать недолго. О жизни и смерти парня из Батайска обязательно заговорят по всей стране. О незаметной на первый взгляд, но, как оказалось, достойной жизни и героической смерти…

Так оно и случилось. Новость мгновенно вошла в федеральную повестку, и вся страна увидела лицо Романа Рудакова и услышала слова, которые он произнес осенью прошлого года перед отправкой в часть:

– Иначе никак. Если мы не придем к ним, они придут к нам. Буду сражаться, защищать свою семью и Родину…

Слова эти слышали и журналисты «Нашего времени», оказавшиеся в тот день в военкомате Батайска. Они попали на камеру ТВ. Роман говорил их спокойно, даже как-то буднично. Словно все для себя давно решил. А ведь к тому времени он только три месяца как вернулся со срочной службы и, казалось бы, имел все основания для того, чтобы чисто по-человечески расстроиться рушащему многие планы повороту судьбы. Но «иначе никак», третьего Роману Рудакову и его сверстникам оставлено не было. И он, судя по всему, хорошо это понимал.

Тогда же Роман рассказал журналистам немного о себе. Учился в шестой школе Батайска, позже получил специальность в одном из ростовских колледжей. А еще овладел слесарным делом… Потом срочная военная служба, откуда вернулся только в начале лета.

Много и тепло говорил Роман о семье. Она в жизни парня стояла на первом месте. И как мы теперь знаем, именно о матери, сестре и младшем брате думал он в последние мгновения жизни.

И пусть не покажутся вам эти мысли приземленными. Парень в его роковые минуты, действительно, думал о главном. В конце концов все великие идеи и великие цели всегда стоят на фундаменте вечных ценностей. Одна из таких ценностей – семья.

Сегодня те, кто хорошо знал Романа: одноклассники и учителя из шестой школы, сослуживцы по 103-му полку, – вспоминают его исключительно тепло. Говорят о его простоте, спокойном и добром нраве. И о скромности, граничащей с незаметностью. Но что характерно: никто не удивляется тому, что вот такой скромный и незаметный парень из тех, кого в среде наших прежних властителей дум принято было свысока именовать «маленькими людьми», в решительный час не дрогнул, открыв всем нам высоты стойкости духа.

А не удивляются люди потому, что знают: именно такой нравственный стержень скрепляет то, что зовется национальным характером. Это о таких «маленьких людях» поэт в свое время сказал, что для того, чтобы создать им памятник в полный рост, «на всей Земле не хватило мрамора».

Сказано это было, правда, о других ребятах на другой войне. Но что изменилось? Разве не применимы эти слова к братьям Антону и Алексею Воробьевым из Новочеркасска? Танкисты, они пали смертью героев на Украине в первые месяцы СВО. Разве не таким же отважным сердцем обладал капитан-лейтенант Дмитрий Колесников из экипажа подлодки «Курск»? Те строки, что он обратил к жене, а по большому счету – и ко всем нам из отсека погибающего «Курска», по-прежнему бередят душу. Хотя написаны там простые, в общем-то, слова признания в любви близким и призывающие их и всех нас не отчаиваться…

Все это было. И все это, как видим, есть. Таких людей у нас, слава Богу, много, и все держится на них.

Чего, наверное, никогда не поймут на «обратной стороне Земли». Не дано – оттого и пытаются ко всему подойти с собственной мелкотравчатой меркой. И подогнать под нее тех, кого удалось «мягкой силой» погрузить в тяжкий морок.

Сегодня, когда имя Романа Рудакова прозвучало на всю Россию, его близкие просят правоохранительные органы защитить их от морального террора бандеровцев. В семью героического солдата на имя его матери, сестры и младшего брата стали поступать звонки и электронные письма с угрозами. Их источники по большей части имеют украинское происхождение.

Сложно сказать, что так разъярило авторов угроз в просьбе Романа позаботиться о его семье. Бандеровская логика нормальному уму недоступна. Скорее всего, тут мы имеем дело с феноменом бессильной злобы. А еще – с подспудным ощущением неправоты своего дела. В последнем этим людям невозможно признаться даже самим себе.

Впрочем, иного образа мысли у тех, кто взращен террористическим по своей сути государством, быть, по определению, не может. Это наш солдат способен, рискуя собственной жизнью, вытаскивать из-под обстрела солдата противника и оказывать ему первую помощь. Такого со стороны их «киборгов» и ожидать нечего. Живут и действуют по рецепту стратегов из НАТО. Те, как известно, сегодня рекомендуют держать наших людей в постоянном страхе. Чтоб, значит, не могли заснуть от страха лишиться головы. Что и говорить – рецепт, достойный многозвездных военачальников, которые в иное время не прочь козырнуть тирадой о воинской чести…

Вот и вымещаются все комплексы на семье, потерявшей сына и брата. Близкие Романа Рудакова были вынуждены сменить номера телефонов и теперь просят о защите.

И такая защита им будет предоставлена. Конкретные шаги к тому предприняты. И будут оказаны необходимые помощь и поддержка. О чем уже заявили министр обороны Сергей Шойгу и донской губернатор Василий Голубев. Глава региона обещал посетить мать Романа – Ольгу Ивановну, позаботиться о медицинской помощи его младшему брату Алексею:

«Семью земляка-героя не бросим, будем помогать»…

По-иному и быть не должно. Лозунг «Своих не бросаем!» – это не просто громкий клич. Это слова, которые ко многому обязывают. В частности, обязывают помнить и тех боевых товарищей Романа Рудакова, которые погибли вместе с ним в подвале марьинского дома. Сейчас имена всех членов штурмовой группы известны. Они больше не пропавшие без вести. Статус откровенно юридически невнятный, но об этом как-нибудь позже…

Нынче важно, чтобы семьям всех девяти героев была без промедления оказана вся необходимая помощь. И чтобы такое стало непреложным правилом. Ведь не случайно же столь сильный акцент на теме поддержки ветеранов СВО – живых и павших – и их семей делает в эти дни президент.

А еще стоило бы снова изучить все детали гибели штурмовиков 103-го полка. Оценить обстоятельства и причины. Совсем не исключено, что будь понадежнее связь, все могло бы сложиться по-другому. Впрочем, это уже дело военных. И они его, насколько известно, делают. И не забывают своих героев. Помнят о них и земляки. В эти дни семья Романа Рудакова получает и другие письма. В них – выражение признательности за все сделанное Романом и его боевыми товарищами. Одними из освободителей Марьинки. Достойными защитниками родной страны.

А тот кирпич с последней просьбой бойца из Батайска извлекут из стены. И он станет памятным знаком, который в полку будут хранить рядом с Боевым знаменем.

26 декабря Роману Рудакову могло бы исполниться 22 года. Но теперь освободителю Марьинки от нацистов навсегда останется 21…

Источник фото: rutube.ru